Natasha Fisher (natasha_fisher) wrote,
Natasha Fisher
natasha_fisher

Category:

Колесо года-2019. Лето. Меленковский льнокомбинат

Как-то летом пролетел слух, что к нам едет московский специалист по исторической архитектуре и промдизайну, посмотреть, что исторически-промдизайного осталось от комплекса зданий товарищества Меленковской Льняной Мануфактуры Бранта и Линдеса (он же – Меленковский льнокомбинат «Красный текстильщик»). Человек пишет то ли книгу, то ли справочник о старинных предприятиях Владимирской области.

Местные власти пошли навстречу, и организовали московскому специалисту экскурсию на территорию, занимаемую теперь несколькими производственными предприятиями, к льнопрядению и ткачеству совершенно отношения не имеющими. Территория охраняется, там контрольно-пропускной режим, и просто так за пределы проходной не попасть.

Главным экскурсоводом был друг наш Фред, а мне выпал скромный шанс быть одним из сопровождающих, и я не собиралась его упускать. Когда ещё будет возможность ходить по закрытой территории и фотографировать всё, что захочется? Забегая вперёд, скажу: всё, что захочется, снимать не разрешили.


Мы встретились у здания льнокомбината. На самом деле, экскурсия началась немного раньше, - остальные участники успели к этому времени посетить здание старой фабрики и склады, за Рекой. Специалист оказалась миловидной девушкой, приехала на своей машине из самой Москвы, ради наших руин. Интерес для неё представляли как экстерьеры, так и интерьеры, лестницы, перекрытия, возможные сохранившиеся старые станки и прочее. Познакомились, и пошли на проходную. Там пришлось немного подождать представителей предприятий, что располагаются на фабрике. Преисполненные важности, фотографировать они нам разрешили, но только здания снаружи. Внутрь цехов заходить запрещено. Мда. Побоялись промышленного шпионажа со стороны искусствоведа? :))) Для контроля выделен был один их охранников. Хороший человек.


В результате нашего путешествия, у меня осталась куча фотографий и чувство, близкое к отчаянию. Фотографии, надо сказать, паршивые, поскольку, как это обычно бывает всё время до и сразу после на синем небе светило солнце, а во время – белое небо, шумище, и авторежим, как последняя соломинка утопающему. Взять зеркалку я побоялась, теперь корю себя за это. Можно было бы обработать все фото фильтрами вроде blich bypass или low key, и тогда получилась бы стильная каша, но мрачностью мрачностная. А там и без того удручающе. Или может быть дождаться приступа вдохновения и записать детали акварелью… Выпустить альбом открыток под названием «Эстетика Меленковских…эмм… абандонов».




А отчаяние возникает, глядя на бесславный конец славного некогда предприятия. Сильного. Безостановочно развивающегося. Градообразующего. Просто сердце болит, когда смотришь на эти пустующие цеха со слепыми окнами, зарастающую сорняками территорию, заколоченные двери и покорёженные лестницы. Это ужасно. Каждому из этих зданий давным-давно должен был быть присвоен статус исторического архитектурного наследия. Над ними нужно дрожать, сдувать пылинки, устраивать музеи и презентации. Но ничего этого нет. Меленковский льнокомбинат зарастает бурьяном времени и почти полного забвения. Лишь крупицы воспоминаний сохранились по фотоальбомам меленковцев, да в местном краеведческом музее. Погибает потихоньку Хорохоновский проспект, профтехучилище больше не выпускает кадров.




Я уверена, что нет такой меленковской семьи (если семья действительно меленковская), в которой не нашлось хотя бы одного работника льнокомбината. Моя бабушка отдала фабрике многие годы, а работать там начала подростком ещё во время войны. У Рагнаара на фабрике всю жизнь проработали и бабушка, и дед. Фабричный гудок был «вписан в пейзаж» с самого детства, как и шум станков. Я хорошо помню день, когда станки льнокомбината встали. Я шла с работы по Хорохоновскому, и тишина вокруг меня была оглушающей, несмотря на городской шум, который никуда не делся.


Фабрика весь период своего существования строилась и достраивалась. Какое-то время даже следили за тем, чтобы стилистически соответствовать основным, старым зданиям. Потом махнули рукой. Наверное, последнее из того, что построили – административный корпус. Пять этажей бюрократии. Шучу, шучу вовсе нет :) Кроме менеджмента, в этом здании располагались: раздевалки и душевые для работников основного производства, столовая, библиотека, актовый зал…


На самом деле, территория льнокомбината была огромной – порядка 23 гектаров. На предприятии осуществлялся полный цикл производства, от поставки сырья (и даже сырьё когда-то было местным), до готовой продукции, и её сбыта. Здесь производились ткани – брезенты, парусина, бортовка, а собственное швейное производство в придачу изготавливало изделия из этих тканей.



Говорят, все цеха были связаны вот такими переходами, и можно было обойти чуть ли не всю территорию, не выходя на улицу.



А вот старая галерея. Внутри по конвейеру двигались ёмкости с сырьём.




Фабричный пруд. Именно рулады здешних лягушек мы слышим дома по весне. За ограждением виднеется строительство богатырской заставы Меленковской дружины ратоборцев «Русичи». Впрочем, кажется, пруд теперь тоже отошёл ратоборцам, просто пока забор не перенесли.


Немного на отшибе стоит небольшое здание. Назначение его менялось со временем. В частности, с самого 1923 года здесь располагалась школа фабрично-заводского ученичества (ФЗУ). Профтехучилище, которое открылось в 1973-м, и заменило собой ФЗУ, по сравнению с этим зданием, просто огромно!



Таблички, вывески и знаки – невозможно не обратить на них внимание. Они стареют вместе со зданиями.


Материал использовался по нескольку раз. Например, здесь видно, что знак ограничения (скорости? О_о) ранее сообщал о том, что «Стоянка запрещена! Штраф 10…». Прикреплён он, кстати, на декоративной решётке, о которой мы до сих пор спорим: каслинское или не каслинское это литьё? :)


Табличка механической мастерской, на которой явственно читается надпись другим шрифтом: «мануфактуры». То есть, это либо начало 20 века, либо вообще конец 19-го.



Посторонним в. За надписью на переднем плане вообще целый манускрипт.


Памятник и пятачок вокруг – чуть ли не единственное место на территории, за которым ухаживают и поддерживают в надлежащем состоянии.


Ели за памятником скрывают красивейшее здание той самой механической мастерской, с таблички. Вот на этом месте вы не почувствовали бы отчаяния?



Запустение.



Хотя, некоторые места обитаемы.


Зайти мы, конечно, не зашли, но лестницу сфотографировали. Правда, здесь ничего старинного нет ни в самом лестничном марше, ни в перилах, ни в плитах пола.



Перила лестнички, ведущей на крышу одного из зданий куда интереснее :)



Элемент перекрытий, название которого я опять забыла.




Фабричная труба. Один из самых узнаваемых объектов в облике города Меленки. Труба, откуда ни посмотри, кажется массивной, представьте, как она выглядит вблизи. Когда я была маленькой, то думала, что именно фабричная труба издаёт тот самый гудок, возвещающий начало рабочей смены :)))



Внезапно, яблоки на крыше.



Вертикальное озеленение. Это было бы смешно, если б не было так грустно.



Целые джунгли под водосточной трубой.



Артефакты лежат прямо под ногами.



Склады.








Прямо сейчас я стою в конечной (или начальной – это, как посмотреть) точке железной дороги, о которой упоминала несколько постов назад. Железная дорога не просто связывала город со станцией Бутылицы, с момента своего запуска в 1939 года она связывала станцию именно с льнокомбинатом. Подумать только! С 1939-го. И она всё ещё действовала в начала 2000-х. Я тогда бегала через пути на работу в Керамику, и там постоянно стояли или двигались вагоны. А потом большие люди в верхах решили, что железная дорога нам не нужна.


Вид в другую сторону. Выбивающееся из общей краснокирпичной картины своей белизной здание – бывшее красильно-отделочное производство. Здание обитаемое, только я не знаю, что именно там сейчас находится.


Как раз оттуда можно увидеть кусочек города. Я долго пыталась понять, что это за улица, по карте вычислила, что Красноармейская, квартал между Калинина и Каманина, чуть выше спортшколы. Четыре квартала и почти два километра лежат между нами. Это почти центр города, а кажется, что в чаще леса стоит два домика, да?



Потихоньку двигаемся к выходу с территории.



Там были гаражи.



Практически за этим зданием протекает Унжа.


Такой была наша Фабрика. По сути, вся «заречная» часть города обязана своим появлением именно ей. Для фабричных работников был построен фабричный посёлок - целый городской микрорайон Текстильщики (который так и остался с народным названием Шанхай); несколько общежитий; ясли и детский сад; моя, четвёртая школа и школа вечерняя, так называемая ШРМ (школа рабочей молодёжи); профтехучилище; банно-прачечный комбинат; Хорохоновский проспект (название тоже народное, настолько любили директора фабрики Хорохонова, насколько и он любил свой город), включающий танцплощадку, кафе, карусели, скульптуры, - о, во времена своего расцвета проспект был прекрасен! Даже Фабричному мосту, настоящему, с возможностью движения автотранспорта и появлению городского ДК мы обязаны Меленковскому льнокомбинату.


Упали в часах последние песчинки. Часы перевернули. Время равнодушно потекло, посыпалось дальше, стирая воспоминания о старых героях и былых достижениях, отдаваясь гулким эхом в стенах пустых цехов, населяя пространство другими людьми, другими событиями и свершениями.
Tags: Архитектура, Девайсы, Краеведение, Меленки, Путешествия
Subscribe

  • Лесное измерение

    Сегодня лес у насыпи полон народа. Грибники растворяются на глазах, как улыбка Чеширского кота. Матерятся застрявшие где-то в песках питбайкеры.…

  • Прогулка в полях

    Гуляли с Рагнааром в окрестностях Меленок. В чистом поле между городом и деревней Большой Приклон встретили импровизированную скамеечку. Для усталых…

  • Путешествие на Озеро Утиное

    Как-то раз, велочёрт понёс меня в сторону насыпи, только с другой стороны. Эта дорога ведёт к лесному Роднику и Озеру Утиное. По насыпи точно так же…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments