Natasha Fisher (natasha_fisher) wrote,
Natasha Fisher
natasha_fisher

Category:

ПРО СТАРИННУЮ КАРТИНКУ

Рагнаар на просторах Интернета набрёл на очередной артефакт :) А именно, на Ежегодник Владимирского Губернского Статистического Комитета, под редакцией К. Тихонравова, 1878 г. Там много всего интересного освещается, но первая, очень понравившаяся нам статья вот эта - И.А. Голышов «Лубочная старинная картинка: «Мыши кота погребают» и некоторые прежние народные картинки (с рисунком)».

«Некоторыя прежния народныя картинки» пока трогать не буду, а остановлюсь на этих прекрасных мышах :))) Собственно, картинка (здесь, в ПОЛНОМ РАЗМЕРЕ):



Альбом: Не Мои Картинки 2



Есть ещё другой вариант этой картинки – «Мыши кота погребают зимою», там кота везут на санях.

Подписи под картинкой подробно рассказывают о видовой и этнической принадлежности мышей (особенно этническая составляющая весьма разнообразна, присутствует даже мышь из Риму), и что они тащат на кошачьи поминки. То есть, кулинарный момент тоже присутствует :))) Некоторые строчки в современном двусмысленном прочтении звучат весьма странно. Как то: «сиги в корзине», или «сидит на колёсах» :))) В подписях к мышам, кое-где стоит многоточие. Не знаю, может имеются в виду нецензурные слова, которые туда должны вставляться? :)))

Я хотела обойтись только выдержками из статьи, но мне очень жаль «резать» сей прекрасный материал, и я решила выложить текст практически полностью. Я понимаю, читать большое количество буковок на чёрном фоне утомляет, поэтому сделала белую подложку и чёрный цвет текста.




Лубочные старинные народные картинки заключают в себе богатый материал для исследователей бывшего гравирования; народные картинки и до сего времени, в громадном количестве расходятся и удовлетворяют потребности в простом крестьянском быту; они то изображают предметы религиозного содержания и разных святых, то исторические события, или военные подвиги; за тем юмористические сюжеты, критику на известные пороки, фантастические легенды, сказки и проч.

В самом начале они заключали в себе, как открывают летописи и средство распространения полезных сведений в малограмотном народе. Все такие картинки гравировались в своём возрождении на деревянные доски, а в последствии перешли на медные, особенно большое развитие и заводскую промышленность они получали в Москве в конце XVIII и начале нынешнего столетия; картинки, относящиеся к тому времени сочинялись и гравировались на меди грубо; подписи под картинками объясняли их содержание, и не только гравировались и печатались одни картинки, но и небольшие книжки а тетрадях с рисунками в тексте. Народные картинки были разных размеров, от одного до шести листов писчей бумаги, склеенных вместе. В один лист, назывались Листовик, в два листа – Двойник, в три – Тройник, в четыре – Четверик, и в шесть – Шестерик. Многие из них изобиловали коротенькими и пространными подписями. Распространению по России служили проводником офени-торговцы Вязниковского и смежных с ним уездов Владимирской губернии, которые и доныне развозят их по многим местностям, и до ныне картинки удовлетворяют массам народного вкуса и украшают деревенские хижины наших простолюдинов; насколько офени способствовали распространению картинок, упоминаем следующее: в Ковровском уезде, деревне Богданове, один офеня имевший торговлю по Сибири Игнатий Акимов Сорокин, в первой половине нынешнего столетия имел металлографию для печатания картинок. Подписи под картинками дают пищу назиданию, или юмору, а другие, как украшение пестрят размалёванными красками стены крестьянской избы; в старинных или прежних лубочных картинках, большое значение имела подпись, в особенности стихами, за рифмой была погоня, зачастую она и являлась почти безо всякого смысла, но стихотворство было, как необходимостью, придать больше интереса картинке во всех произведениях печати прежнего гравирования, что можно было заметить в духовных, бытовых и шуточных картинках; иногда встречались и остроумные изречения, а вместе с ними в шуточных подписях примешивались самые бесцеремонные и сальные слова, цинизм их ещё более возбуждал народную потребность того времени, бесцеремонность подписей не замаскировывалась ничем, то же встречалось и на изображениях рисунков; над картинками не измышляли много и воспроизводили сюжеты наудачу.

О фантазии народа говорено много и было замечено, что «Русский народ, говорят у нас часто, одарен природным юмором, на столько же в своём роде оригинальным, как английский». В подтверждение такого мнения приводят неотъемлемую особенность присловья и красного словца, вставляемого очень часто в разговорную речь, и метко иногда обрисовывающего одним словом, целую личность, относясь к ней почти всегда сатирически. Характер сатиры носят большею частью и наши народные пословицы, трогая за живое, вместе с безобразными явлениями жизни, частные пороки отдельных субъектов и общие грехи целых сословий; это можно было подметить и в прежних лубочных картинках, но всегда можно согласиться со следующим мнением: «Изучая сатирические рисунки старого времени, мы дошли также до убеждения, что занесённая к нам с запада карикатура, с начала своего появления, была не более чем сценой европейской жизни, делавшаяся смешною у нас при неполном ещё усвоении западных обычаев; особенно, если находчивость московских грамотеев, не понимая и не желая знать истинного смысла изображения, к местной переделке прибавляла шутливую подпись, имевшую тем больший успех, чем она оказывалась бесцеремоннее и сальнее». Последнее преимущественно встречалось в тогдашних картинках смешного содержания, такие выражения существовали и на известной картинке «Мыши кота погребают», вызвавшей народную потребность и печатанной во множестве экземпляров.

В прежних картинках повторение сюжета появлялось постоянно; простые картинки, как часто и ныне, не гарантируются никаким правом или собственностью, а в прежнее время это было всегда; нам известно, что как появилась новая народная картинка в одном из заведений, и на такой сюжет стало вызываться и возникать требование, сейчас же появятся точно такие же варианты, или с самыми малыми изменениями и у других заводчиков. Откуда получила начало гравюра «Мыши кота погребают», неизвестно, но такая картинка, привившаяся к потребности, существует и доныне в совершенно изменённом виде и не имеет в подписи ничего общего с прежними или старинными вариантами.

С самого начала гравюра была такой: вырезанною на доске деревянной, с которой оттиск или оригинал принадлежит Императорской публичной библиотеке, о которой г.Стасов говорит, что это экземпляр единственный, не существующий ни в какой другой коллекции; с означенной гравюры приложена точная копия «зимнее погребение кота», представляющая большой интерес для любителей и исследователей минувшего гравирования.
Г. Стасов подтверждает мнение тех, которые видят в картинке мышей, критику на действия Петра I двумя подробностями этой гравюры: Мышка тянет табачишка (мышь изображена с голландской трубкой во рту) и мышь сидит на колёсах (в двухколёсной одноколке). Им говорится, что известно – курение табака было строго преследуемо до Петра, а одноколки на двух колёсах, впоследствии любимые Петром I, запрещены указом царя Фёдора Алексеевича 18 декабря 1681 г.

После описанной на дереве гравюры, мы встречаем такую картину, гравированную на меди, относящуюся к концу XVIII столетия и началу настоящего. Она печаталась во всех заведениях народных картинок Москвы, и вызывала требований; гравюра эта печаталась на двух склеенных листах сырой писчей бумаги, и прекратила своё существование в первобытном виде, при московском губернаторе графе А.А.Закревском. Шестерник, тройник и двойник уничтожились.

Так как текст под этой гравюрой вырезан неясно и с большими погрешностями, то приводим его: «Небылица в лицах, найдена в старых светлицах, обверчена в чёрных тряпицах, как мыши кота погребают, недруга своего провожают, последнюю честь отдавали, с церемонием был престарелый кот Казанский, урожденец Астраханский, имел разум Сибирский, а ум Сусастерской, жил славно, плёл лапти носил сапоги, сладко ел, слабко … умер в серой месяц в 6 и 5 число в жидовский шабаш».

Означание мышей:

1. Знатные подпольные мыши, криночные блудницы, напоследок коту послужили, на чухонские дровни, связав лапы, положили, хотят печаль свою утолить, а кота в …. Яме утопить.
2. На козлах сидит кучер из навозной кучи.
3. С Балчугу старая крыса, поминает кота алабрыса с брысу по ноте воспевает, и малые её дети с визгом припевают.
4. Искусная мышка из Немецкой лавки, взявши свирель в лапки, умильно играет, кота проклинает.
5. Из Рогожской мышь корча, тащит бубен скорча.
6. Позади бежит из Танки, самая поганка, бьёт в бубен поход будет.
7. Деревенская мышь сарна, в свирелку играет, а ладу не знает.
8. В балалайку играет, на поминки к коту гостей собирает.
9. Гренко с Дону, из убогого дому, песни воспевает, после кота добрую жизнь возвещает.
10. Мышь татарская Аринка, тож наигрывает в волынку.
11. Мышь из Рязани, в синем сарафане, идучи горько плачет, а сама вприсядку пляшет.
12. Мыши Елеси, идут хвосты повеся.
13. Мыши Ерлаки, надевши колпаки.
14. От вольных домов, из больших питейных погребов, сидит маленькая мышь в одноколке на отце, объявляет веселью быть в корце.
15. Уральская мышь братиною гремит, передних бранит, что скоро бегут и старых не ждут, хромые и лазаретные мыши насилу за ними бегут.
16. Мыши от чухонки вдовы, тащат мёрзлого молока ушат, летошнего году из-под заходу.
17. За ними бежит, кружкою гремит, повозников бранит, чтоб скорее поспешили и с весельем кота поминайте, похмельных охмеляйте.
18. Мышь несёт скляницу вина, а другая на закуску полтора блина.
19. Старая под Новинская крыса седая, смотрит в очки, у которой кот разорвал …. в клочки.
20. Мышь мелка преспешник, заткнула за пояс тряпицу, а сама наигрывает в скрипицу.
21. Мышь Охтенская переведенская, несёт дитя раненого котом ребёнка.
22. Сельская мышь сива, ведёт на убой свинью.
23. Другая, рыжа, говорит: я-де ночью вижу всё и знаю.
24. Мышь голодна, весьма непроворна, попала в яму …. по горло.
25. Мышки пищат, вон её тащат.
26. Мыши хворых мышей на себе везут, а прогонов не берут.
27. Мышь курбата, несёт лопату, яму копати.
28. Мышь с метлой, а друга с ветлой, по пути заметают, а сами по сторонам ….
29. Мыши из Татарской мечети по-татарски лепечут.
30 Лазаретская мышь на костылях, хочет присесть у кота на дрогах.
31. Сибирские мышки щиры, идут у кота править морщины.
32. Мышь Чурила, беду скурила, кота на дровни взвалила, чуть было …. Не раздавила.
33. Мышка седчи на печь, надувается, третий день в лапти обувается.
34. Мышь Арко красной, растоптала лапти, ознобила лапки.
35. Мыши нашли на рака и учинили с ним драку.
36. Коломенская мышь бежит гонцом на санях, везёт рогожи коту на саван.
37. Мышь цыганка несёт покрыть циновку.
38. Мышь барабошка, несёт под кота рогожку.
39. Мышь, идучи хрюкает, за ним нюхает.
40. Мышь с Арбата, очень горбата, велит собрать тарелки, сама подносит по чарке горелки.
41. Мыши Олонки, одна несёт солонку, другая сноп соломки.
42. Мыши Корелки несут ложки и тарелки.
43. Мыши Ханжи несут вилки, да ножи.
44. Мыши маленькие жалки, несутт колпаки да чарки.
45. Мышь Нерша несут перцу.
46. Мышь несёт таракана печёного, да чесноку толчёного.
47. Мыши пешками, несут кушанья мешками.
48. Мышь с Полинки старуха, несёт хлеба краюху.
49. Мышь смазлива, несёт сиги в корзине.
50. Мышь от Чухонки Меланьи, везёт полны сани оладьев.
51. Мышонок отшибеное рыло, несёт жареной рыбы.
52. Мышь Шошера из Илюшена, несёт сиги, ешь да плотно сиди.
53. Мышь палена, несёт ядро калено, разогревать пиво.
54. Мыши с Покровки, несут морковной похлёбки.
55. Мышь из Риму, несёт кобыльего молока крину.
56. От помой мышонок, в лапках и рожонок калача, ест в кринку обмоча.
57. Мыши святки, наварили яиц всмятку.
58. Новгородки, несут похлёбки на сковородке.
59. Мышь, пригорюнясь, невесела, объелась киселя.
60. Мышь, молоток в лапках, да хвалит, пироги ест сладко.
61. Мыши для знаку, несут тёртого маку.
62. Мышь бежит на коньках, сама говорит: сидеть лучше дома, на гороховых комках, а тут за содомом гостей, не станет поглодать костей.
63. Со вшивой горки, после стола крошит корки.
64. Мышь бежит на лыжах, после стола посуду лижет.
65. Молоденькая мышь говорок, добрый поварок, на чумички вши бьёт, а …. тарелки трёт.
66. Последняя подсельная, горазда печь пироги с салом, а для знаку ходить со скалом.

Видоизменение этой гравюры, с другими подобными прежними, заключалось только в том, что погребение кота было зимнее, на санях, а на нашей гравюре летнее, на колёсах, но число мышей одно и подписи почти одинаковые; если принять по мнению других рассматривать в этой картинке раскольническую критику на Петра I, то и здесь можно найти подтверждение в некоторых подписях, как то: плёл лапти, носил сапоги, мышь из немецкой лавки, мыши чухонки, мышь в одноколке и т.п., но, так или иначе, эта гравюра привилась и понравилась простолюдинам, которая, как говорено выше, есть в некоторых заведениях и до сих пор, в формате писчего листа, но совершенно в другом роде, а приведённая двухлистовая гравюра давно не существует.

Лубочные картинки, составляют ныне уже библиографическую редкость; совершенно верную разделяем заметку о них с существовавшим гравированием и печатанием в России или центре её Москве: «Ещё труднее собирать и отыскивать, так называемые, народные лубочные картинки, которые ещё реже попадаются в старых экземплярах. Картинки эти раскупались народом, наклеивались в виде украшения на стены избы, вместе с избою горели или уничтожались в перестройках, и пропадали от сырости и гнили; так что, несмотря на громадное число экземпляров, в котором выходили народные картинки, почти каждый старинный лист лубочного производства составляет вместе и единственный, дошедший до нашего времени, экземпляр известного издания картинки» (Д. Ровинский. «Русские гравюры и их произведения с 1564 г.», М. 1870 г).

Они в большинстве утратились безвозвратно, и любителями собирались лишь в захолустьях, как-либо уцелевших деревенских изб. Владимирской губернии более обязаны народные картинки с исстари и доныне, через посредство Суздальцев-офеней распространению в народе, может быть некоторые картинки описаны уже исследователями прежнего гравирования и печати. Но до нашего начала в 1869 г., не было говорено в нашей родной Владимирской прессе об этом любопытном предмете производительности и сбыте древним Суздальским краем, о их содержании и значении, которые возбуждают ныне немалый интерес, хотя и не очень давно минувшего времени, с свободными и бесконтрольными народными произведениями печати, в которых открыто выражалась прежняя наивная простота нравов, не мудрствуя лукаво, она была не в одной только жизни, но оставила следы, закреплённые печатью, в народных картинках, показывающих свою безыскусственную сторону и простоту.


Tags: Картинки, Книжки, Краеведение
Subscribe

  • Путешествие на Озеро Утиное

    Как-то раз, велочёрт понёс меня в сторону насыпи, только с другой стороны. Эта дорога ведёт к лесному Роднику и Озеру Утиное. По насыпи точно так же…

  • Старое золото

    Наткнулась на золотой клад в лесу. Глаза слепит! Наверное, радуга сюда упала :)

  • Они окружают

    Грибы наконец-то смогли набрать нужный темп, к вящей радости окружающих. Даже я постоянно натыкаюсь на них повсюду в лесу. А мне грибы совершенно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments